Чем, по сути, являются современные налоги

Кому мы платим налоги сегодня? Почему не верим в их «прямое» назначение? Чем, по сути, все-таки являются современные налоги: пережитком прошлого или замысловатым, скрытым инструментом в руках власть имущих?

Ну, с первым более-менее ясно, мы платим их в государственную копилку под названием Федеральное казначейство. Больше интересует второе, а именно — главная причина недоверия к процессу сбора налогов.

Так сложилось исторически

Несмотря на многочисленные географические и этнические различия, аграрные цивилизации были очень схожи. Во-первых, приблизительно по одной схеме строилась классовая структура в обществах, где одна немногочисленная группа лиц контролировала или владела земляными наделами, а другая — крестьянство — платила подати. Во-вторых, зеркальное сходство имели взаимоотношения этих классов. Землевладельцы, имея в арсенале военную поддержку, напрямую эксплуатировали крестьян. Причем открытой классовой борьбы в аграрных образованиях не было. Подобные взаимоотношения воспринимались как естественная экономическая основа общества.

В организованном по принципу вертикальной иерархии обществе каждому этажу отводился определенный набор прав и обязанностей, а между этажами происходил постоянный обмен. Большинство людей в такой «схеме» просто делегировали функции защиты небольшому числу управляющих и соглашались их содержать.

Так происходило в древности в Европе и Азии, так происходит и сейчас, как только разрушается централизованная власть. Такое общество мало чем отличается от российских реалий прошлого десятилетия. Главное условие его живучести — поразительная простота. Какая, в самом деле, разница, кому платить? Тем более что платить все равно придется больше, потому как вероятность появления новой, более сильной, группы «сборщиков податей» увеличивается.

Бывали исключения

Роль «сборщиков» в давние времена исполняли, как известно, кочевники, нападающие на сообщества, ведущие оседлый образ жизни. Именно от них пришло понимание того, что оседлые люди должны платить дань людям агрессивным, мобильным и хорошо вооруженным. Избежать попадания под их власть смогли лишь немногие приморские цивилизации, которые были способны зарабатывать на торговых операциях и нанимать на заработанные средства небольшую, но профессиональную армию. Классический пример — античная цивилизация. Или, как еще ее называют, античная аномалия. Именно в ней был преодолен «вопрос вопросов» аграрного мира — несовместимость крестьянского и военного труда. Уникальное географическое месторасположение: изрезанная береговая линия Средиземного моря, множество бухт и гаваней — все это способствовало развитию торговли, росту прибылей и, соответственно, возможности внутренней самоорганизации античного сообщества, где подати платились не правящему классу, не разбойникам, а собственной армии, нанятой для самообороны, защиты. Здесь же сложилось правило: налоги платят не «свои» граждане, а пришлые. «Свои» платили лишь тогда, когда возникала необходимость ведения войны.

Наука о собирательстве

Саму суть любой налоговой системы можно свести буквально к следующему: власть облагает податями то, что может обложить. Начинается это с самого простого — сбора дани за пользование товарами и услугами. Правило во все времена было одно: плательщик не должен иметь альтернативы. Близкий нам пример: если за проезд по мосту или дороге с путешественника взимался сбор — других дорог или мостов поблизости быть не могло. Либо объезд являлся слишком долгим и дорогостоящим.

По такому же правилу составлялся и список «налоговых товаров». Их должны были потреблять все, независимо от стоимости. Самый древний товар такого сорта, о котором нам известно — осветительное масло в Древнем Египте. Специально назначенные фараоном сборщики налогов внимательно следили, чтобы жилища хорошо освещались, а их жители не пытались использовать для этого другие горючие материалы. Так что помимо фискальных интересов была учтена и забота о человеке.

В России любимым налоговым товаром до определенного времени была соль. О потреблении этого продукта также заботились. Как обычно случается в периоды финансовых затруднений, государство увеличивало ставку соляного налога. В этом случае у населения оставалось только одно право — восстать против такой несправедливости. Волны соляных бунтов частенько прокатывались по Руси.

Но затем на смену «полезным» продуктам и услугам пришли «вредные». Спирт, табак, азартные увлечения стали главными налоговыми носителями для казны. Сборы таких податей чаще всего тоже проходили неуважительно по отношению к плательщику и, как правило, передоверялись все тем же откупщикам. В результате в России XIX века самым распространенным способом быстрого обогащения стало получение «винного откупа».

Ближе к истине

Очевидная аморальность такой налоговой «политики» все-таки заставила государство пересмотреть ее. На смену обложению «сферы потребления» пришло обложение «сферы доходов». К тому же у государства появились возможности для такого перехода. Доходы большинства граждан, как и доходы разного бизнеса, приобрели денежную форму. Налоговые службы научились считать эти деньги. А уклонение от налогов стало «делом чести» для криминальных авторитетов.

Доказать причастность крестных отцов к противоправной деятельности фактически невозможно: управление рисками в таких структурах всегда было поставлено на высокий уровень. Гораздо проще увидеть следы налоговых преступлений. Если ваши доходы составляют поступления от рэкета, торговли наркотиками и прочей противоправной деятельности, то легализовать их достаточно сложно. Нельзя же и впрямь написать в налоговой декларации: прибыль от продажи партии кокаина. А с неоприходованных денег невозможно платить налоги. Этим незамедлительно пользовались налоговые инспекторы. Самым ярким примером мировой истории стало дело Аль Капоне, которого первого в истории обвинили в уклонении от налогов, вместо того чтобы осудить за убийства. Существует даже легенда, что когда в доме Аль Капоне проводили обыск, то нашли деньги в корзине для грязного белья. На вопрос, что они там делают, мафиози ответил: «Ждут стирки». Это всего лишь легенда, но термин «отмывание денег» родился именно в то время.

Естественная монополия

Несмотря на все попытки создать глобальное налоговое законодательство, выглядят такие инициативы утопично. И дело тут не в экономических спорах относительно того, какой же должна быть ставка налогообложения.
Правительства всех без исключения государств старательно оберегают национальную монополию на сбор налогов и жестоко карают тех, кто пытается в эту монополию вмешаться. История налоговых откупов учит, что попытки передать налоговые полномочия «доверенным лицам» ведут к крушению государственной власти или к социальным беспорядкам.

Более того, современная демократия развилась во многом потому, что именно представители всех классов и сословий общества могли определять размер налогового бремени. Любое делегирование функций по сбору налогов, куда-нибудь вверх по инстанции, немедленно разрушает основу основ демократии: ответственность за принятые решения должны нести выбранные представители, а не назначенные кем-то эксперты.

Итак, налоги — явление абсолютно неизбежное, и если граждане хотят, чтобы государственные институты функционировали, они должны им платить, иначе — невозможно. Другое дело, что те же налогоплательщики должны иметь возможность спросить: на что израсходованы их деньги? Это, собственно, и есть важнейшее содержание демократии. А налогоплательщик — основной статус современного гражданина, который «и обязан, и имеет право». Без реализации этих прав и обязанностей никакой демократии быть не может.

Автор — Евгений Шельмин

Источник