Языком или ручкой как это больше принято в деловой Америке

Представьте себе человека, что-то красноречиво, долго, эмоционально рассказывающего о чем-то другому человеку. Он говорит, говорит, говорит… А тут ему предлагают: «А теперь это же самое изложи письменно. Вот тебе ручка и бумага». А? Каков ход?

Сел рассказчик наш писать, а написать-то нечего. Долго болтал языком, а письменной выжимки не получается. Или уж так коротко и хорошо получилось, что выжимки – самая суть дела. (Это примерно так же, как нас «обламывает» Школа Жизни форматом статей в 5000 знаков или заглавием в виде вопроса. Да и еще внутренний цензор требует, чтобы заглавие зацепило глаз читателя и вопрос чтобы давал намек на ответ).

«Этого не передать словами, это надо почувствовать» – вот обычная отговорка людей, не желающих заставлять себя внятно и четко словесно описать нечто. Это будут закатанные горе глазки, всплескивания ручками и сплошные междометия. Нетушки, кто ясно мыслит, тот ясно и излагает. Если передо мной на экране сидит академик, который не может внятно и грамотно изложить словами свои бессмертные мысли о Вселенной, то я не верю его точке зрения.

А давайте я позволю себе перефразировать это утверждение, и посмотрим что из этого получится. Итак, вот вам теза: кто ясно излагает, тот короче и яснее пишет. Что еще раз говорит в подтверждение поговорки «краткость – сестра таланта».

Америка – страна сплошных талантов. Писать учат с младых ногтей и продолжают учиться этому искусству всю жизнь. А почему? А потому, что Америка – страна печатного слова (Writings) и твердого факта (Hard Data).
Что написано пером, становится твердым фактом – не вырубишь топором. Поэтому в США, а особенно в деловом мире, все записывается, протоколируется, фотографируется, копируется, фиксируется и архивируется. Я другой такой страны не знаю… Они бы заросли бумагой, если бы ей на смену не пришел бы Интернет.

Азиатский бизнес ведется по понятиям. Там устный контакт, разговоры на ушко, посыл вербальных и невербальных сигналов имеют огромное значение. Как и в каком порядке расставлены на трибуне Мавзолея товарищи, кого за кем перечисляют в списках похоронной команды лидера страны, кому тот пожал руку лично, с кем перекинулся словцом значит больше, чем слова, написанные в передовице. Устное общение с деловыми партнерами, да еще под рюмочку на банкете, да вперемешку с шутками и анекдотами на Востоке важнее подписанного документа о сотрудничестве, контракта, договора, протокола о намерениях.

Да и вся словесная культура Востока полна междустрочными сигналами, намеками, эзоповскими тайными знаками, в которых местный народ ориентируется с присущим ему изяществом. Особенно красиво и цветисто говорят в самых неприветливых странах Востока – Иране, Ираке, Сирии, Ливане. Ну просто сказки Шехерезады.

Американский деловой мир абсолютно не приемлет словесной формы общения. Все деловое должно быть на бумаге или в электронном виде. Для бла-бла есть в США такое понятие как small talk. Естественно, какие-то слова между партнерами произносятся, но все, что касается до дела, сразу же протоколируется. Не зря наши протоколы называются минутами (minutes) – минуту поговорили – записали. И так каждую минуту. И ныне, и присно, и во веки веков.

К печатному слову здесь народ относится с большим доверием, чем к устному. Вот вам недавний пример и объяснение западного стиля в действии: все мы видели с экранов ТВ, как ВВП лично благославил Собянина баллотироваться в мэры Москвы. Видели и слышали. Хорошо.

И вдруг в ходе предвыборной агитации другой кандидат, некто Навальный, обращается в суд снять с регистрации господина Собянина – а где его письменная бумажка? А подать сюда бумажку в студию! Как же, как же – ведь все видели и слышали. Но порядок есть порядок: нет бумажки – нелегитимный кандидат. Устное слово самого президента страны не весит без бумажки? Да. Бумажку, конечно, изобразили уж задним ли, передним ли числом – неважно, но вот вам пример чисто американского подхода к пониманию важности задокументированного устного бла-бла в письменные знаки.

С Японией страна не воюет? В гости шастает Япония де-факто. А без бумажки – Россия находится по-прежнему с Японией в состоянии войны. Де-юре.

Мы сейчас вспомним милосердия ради о человеке, который в начале статьи сидел за столом и пытался словесно оформить свое бла-бла. Давайте вернемся к нему и попытаемся подсмотреть в его мозги: что там сейчас происходит. А происходит там выжимание воды из устной речи. Эмоции и личностные отношения к фактам уходят вместе с личными амбициями, предположениями, спекуляциями, рассуждениями о вечном. Остаются в сухом остатке голые факты – Hard data. Но зная святое правило деловой Америки – любое сообщение должно быть размером только в одну страницу (иначе оно не читается), то факты не только голые, но и спрессованные в compressed info. Любо-дорого посмотреть на такой документ.

Вот вы мне ответьте: какой приказ вы кинетесь исполнять первым: устный или письменный? (Только не надо оригинальничать – матом и я умею).

Формализованный письменный мир Америки прост и понятен каждому. Это эффективно, это вносит ордунг-порядок и предсказуемость, унификацию, стандартизацию и прочие деловые удобства. Поэтому в США пишут легче, эффективней и больше, чем в других странах мира, а к написанному другими относятся как к более важному и неотложному. Да и сами посудите, разве можно сравнить деловой телефонный разговор с деловым письмом или даже простеньким мейлом?

С появлением внутриофисного интранета сотрудники практически перестали общаться словесно. Во-первых, при системе офисных кубиклов не очень приятно создавать шум личными или телефонными разговорами, во вторых не хочется лишний раз отрываться от монитора, а в третьих – всегда хочется прикрыть свой зад заархивированной перепиской: а я же докладывал, то-то!

Не думайте, что к устной речи в США отношение пренебрежительное. Проговаривание речи доклада, презентации, сообщения публично является фиксирующим внимание моментом, оно устанавливает взаимопонимание, контакт, оно само по себе несет эмоциональный посыл кроме информационного. Публичные речи – это особое искусство, которому обучают специально, и о них пойдет речь в другой статье, но для этой статьи я вам просто скажу, что любое публичное выступление сначала существует в письменном виде (и даже в видеоформе) прежде, чем оно прозвучит устно. И останется после толкания речей в виде письменного документа. Не верите – а загляните-ка в свой раздаточный материал в папочке (hand-outs), который вам вручают на любой презентации или международной конференции: вот она, бумажка с речью).

Если вы планируете или уже ведете бизнес с людьми деловой Америки, старайтесь вести его бумажно-электронно. Мы не осознаем иногда, почему к нам относятся как к менее серьезным и непредсказуемым партнерам. А все дело в том, что мы не вписываемся в западные стандарты делового общения. Мы до сих пор считаем, что наше устное «чесслово, век свободы не видать» весит больше, чем какая-то бумажка. Так что, друзья, повторяйте за мной: «Без бумажки ты букашка, а с бумажкой ты – партнер».

Удачных и коротких вам писаний.

Автор — Лаура Ли

Источник