Криптовалюта Биткойн. Как государственные институты регулируют этот финансовый феномен

Биткойн, не имеющая единого эмиссионного центра и надзорного органа валюта, уже перестаёт быть финансовой экзотикой, «игрушкой компьютерных гиков». В «криптоэкономику», покупку товаров и услуг за криптовалюты, вливаются всё новые слои населения. И это вызывает недовольство у многих государственных органов, которым такая конкуренция явно не нравится.

Государственные органы привыкли контролировать всё, что связано с деньгами, а тут… Платежи анонимны, налоги не платятся, оружие (наркотики и другие запрещённые законом товары и услуги) покупает незнамо кто.

Но джин уже вырвался из бутылки и игнорировать его уже нельзя. Хотя делать вид, что этого джина нет, можно.

Выходов из этой правовой коллизии – великое множество: «Запретить и не пущать», «Посмотрим, но пока запретим», «Разрешить и чёрт с ним». И лишь некоторые страны разрабатывают государственные программы по поддержке «биткономики».

Начнём с полного запрета. На сегодняшний день (10.04.2014 г.) я нашел только две страны, где «биток» запрещён полностью на государственном уровне: Россия, Китай.

Наиболее понятная экономическая подоплёка запрета в Китае. Из страны не так просто вывести валюту, на этом «невыезде» и держится китайское экономическое чудо. Обычный китайский юань можно вывезти из страны лишь через две «финансовые гавани», Гонконг и Макао, с огромными потерями. Собственно, на этом и держится товарная экономика Китая: вывезти товары гораздо проще, чем деньги. И биткойн в корне противоречит этой экономической системе, становясь для неё разрушительной.

А вот в России подход к «денежным суррогатам», к которому причисляется биткойн совершенно другой. Вроде бы прямого запрета, кроме известного предупреждения Центробанка РФ «Об использовании при совершении сделок «виртуальных валют», в частности, Биткойн» от 27 января 2014 на официальном сайте Центрального Банка. Однако, по-моему, это сильно подкосило всю высокотехнологичную отрасль в РФ, в очередной раз подтвердив, что Россия, кроме как качать нефть и газ, ничего делать не просто не умеет, но и боится. Истории вызванных в прокуратуру «давать объяснения» майнеров (добытчиков криптовалюты на своих компьютерах) или лиц, давших объявления о продаже криптовалюты на профильных форумах, становятся банальностью.

Таиланд тоже запретил криптовалюту Биткойн на своей территории летом 2013 г., однако 23 марта 2014 г. центральный банк Таиланда смягчил свою позицию по поводу биткойна и других криптовалют, предупредив, однако, что «Биткойн представляет собой набор электронных данных. Таким образом, он не может считаться валютой и не может быть использован для проведения платежей. Кроме того, биткойн не может и не будет считаться законным платежным средством подобно традиционным деньгам», т.е. пользоваться можно только частным лицам, на свой страх и риск. При этом полиция может проверить любую крипто-транзакцию на законность.

Примерно так же действует в настоящее время и Индия. Биткойн там де-факто запрещён, но другие криптовалюты используются. И даже олимпийская команда Индии законно собирала пожертвования в криптовалюте Догкойн.

В Европе самое развитое регулирование криптовалют сегодня в Германии. Финансовые власти Германии определили биткойн как частные деньги ещё летом 2013 г. Законодательство в этой сфере традиционно и развито, ничего нового придумывать не надо. И сразу всё встало на свои места. Это благотворно сказывается на количестве сделок с биткойнами, а законопослушные немцы предпочитают законы уважать, все лицензии оплачивать и налоги с доходов платить. Одним выстрелом убиты два зайца: дан новый толчок развитию сферы интернет-торговли, где преимущества криптоденег очевидны, а вместе с тем и пополнение бюджета.

Израиль, ОАЭ, Канада и другие страны, где в настоящее время устанавливаются биткойн-банкоматы, пока ещё не определились со статусом и регулярно предупреждают граждан об опасностях использования криптоденег. Однако нечёткое определение правового статуса криптоденег породило интересную правовую коллизию, при которой юридическая неопределённость мешает развиваться бизнесу, особенно финансовому, так как многие бизнесмены боятся «нарушить ещё не принятые законы».

США. Большинство биткойн-новостей приходит именно из этой страны. Сенатские слушания, процветание и закрытие Silk Road, конфискация ФБР «незаконных биткойнов» на миллионы долларов и так далее… Возможность ускользнуть от налогов тоже не сильно радует власти. Однако у власти в США стоят всё-таки прагматики, которые, не запретив Биткойн напрямую, очень усложнили жизнь пользователям. Статус биткойна определён как собственность, отсюда и учёт, а также взимание налогов со сделок в криптовалюте сильно затруднено. Уж слишком часто скачет курс «битка» к доллару. А знаете, что будет с вами в Америке, если вас уличат в нарушении налогового законодательства? По этому же пути, скорее всего, пойдёт и Австралия.

Многие страны пустили сделки с биткойнами на самотёк, не взимая с них налогов. Так поступила, например, Дания. Как ни странно, охваченная гражданской войной Украина вышла в ТОП-10 по количеству биткойн-сделок в мире. Там «биток» тоже никак законодательно не регулируется.

А вот Южная Корея всеми силами помогает развитию «биткономики» на территории своей страны. Владелец венчурной фирмы DFJ Тим Дрэйпер на мероприятии по обсуждению мировых перспектив биткойна отметил, что ««Южная Корея может сыграть ведущую роль в будущем мировой финансовой системы, продвигая криптовалюту и легализуя её быстрее других стран».

Что сказать в заключение? Недолгая практика показывает, что преимущества всё же получают страны, которые не стали огульно запрещать биткойн, а пытаются использовать этот феномен в своих, пусть даже корыстных целях. Всё равно большинство населения, как ни крути, чтит уголовный кодекс и выполняет все предписанные законом процедуры, что способствует как самореализации граждан, так и обогащению государства. Если же государство не желает «связываться» с криптовалютами или вообще их запрещает, то пример биржи Silk Road показал, что «биток» прекрасно справляется с функциями передачи ценности даже за пределами законодательного регулирования. А какой смысл тогда его запрещать?

Автор — Михаил Груздев

Источник