Почему обычно лишь третье поколение учёных занимается наукой по-настоящему

Наблюдая за жизнью учёных, мы, выражаясь словами Ленина, «видим ясно три поколения, три класса» научных работников и обращаем внимание на то, что чаще всего действительно значимое открытие делает представитель третьего (реже второго) поколения. С чем это связано?

Представителем первого поколения династии учёных является, как правило, выходец из деревни, решивший за счёт поступления в вуз перебраться в город. Это вовсе не значит, что перед нами мальчик из крестьянской семьи. Гораздо чаще он является сыном человека, сосланного в глубинку или работающего в деревне по той причине, что с его происхождением трудоустроиться в послереволюционные годы было невозможно. Отец нашего героя зачастую является бывшим священником, белым офицером, дворянином, жандармом «царской охранки», нэпманом и тому подобным представителем «класса эксплуататоров», сумевшим избежать репрессий за счёт переезда в отдалённое село.

Итак, будущий представитель первого поколения научных работников фанатично берётся за учёбу и поступает в институт. Занимается он так, что пар из ушей валит. В результате, способности этого человека замечают и предлагают ему место в научном центре либо в качестве научного сотрудника, либо в качестве инженера-взрывника, архивиста, секретаря, лаборанта, военного консультанта или какого-то иного вспомогательного персонала НИИ. Дальнейшей задачей молодого человека является упрочить свои позиции в научной организации, чтобы встать в очередь на получение жилплощади, а еще лучше – защитить диссертацию, поскольку в советские годы лица с научной степенью имели право на дополнительные метры. Очевидно, что главная задача для представителя первого поколения в большинстве случаев не сделать научное открытие, а вырваться из унизительной, по его мнению, обстановки и «утереть нос золотой молодёжи», у которой все блага цивилизации были изначально.

«Интеллигент первого поколения» имеет ряд характерных черт. При каждом удобном случае он начинает рассказывать историю о том, что он был единственным парнем в своём селе, который вышел в люди (другие, по его версии, спились или занимаются чем-то незначительным, о чём даже говорить не стоит). Перед приходом гостей он с притворным добродушием выясняет, кто чем увлекается, чтобы заучить пару фактов из этой области и внезапно уличить гостя в том, что знания его «дутые».

Например, узнав, что одноклассник дочери изучает испанский язык, такой человек заучивает наизусть пару фраз, чтобы внезапно быстро произнести их и предложить перевести, после чего снисходительно насмехается над опешившим школьником. Главная черта этого типажа – агрессивное начётничество. Такой человек то и дело указывает вам на то, что вы не знаете, кто написал романс «Гори, гори, моя звезда» или как переводится «ноу-хау», и его нисколько не смущает, что сам он не умеет ни петь, ни разговаривать по-английски. Главное, что он читал, как это нужно делать.

Поскольку этот человек обычно не добивается значительных научных успехов (во многом вследствие своей конфликтности и неумения услышать чужое мнение), его ребёнок с детства мечтает воздоминировать над отцом в сфере науки. Как правило, второй представитель династии научных работников считает мерилом успеха получение учёной степени – более высокой, чем у его отца.

Поскольку перед учёным второго поколения уже не нависает угроза вернуться в деревню, он, вместо того чтобы заработать пятёрки по всем предметам и за счет этого получить направление в аспирантуру, а также распределиться на работу в город (если речь идет о советских временах), тратит время на поиск той научной задачи, решение которой обеспечит ему успех. Этот человек, как правило, успешно защищается. В отличие от своего родителя, он рос и учился в городе, поэтому столь заметной спеси в отношении пролетариата и крестьянства у него не наблюдается, хотя при случае и у него в подражание отцу прорывается надменное: «Ты чё, из деревни?» Порой наблюдается нарочитое демонстрирование эрудиции и внешних атрибутов «интеллигентности»: например, на книжных полках выставляется «иконостас» из серьёзной литературы (причём страницы в книгах порой не разрезаны).

Перед ребёнком представителя второго поколения стоит непростая задача. Как воздоминировать над тем, кто уже достиг учёных степеней? Тем не менее рано или поздно он начинает понимать, что успех его родителя носит скорее формальный характер. Да, тот сумел, например, защитить докторскую, но поскольку главной мотивацией было не получение научного результата, а именно учёная степень так каковая, в качестве темы тот выбрал не глобальную проблему, способную сделать переворот в науке, а какую-то частность, решение которой можно гарантировать. В общем, сын догадывается, что его отец всю жизнь занимался, образно говоря, «биомеханикой левой задней ноги комара».

В итоге, ученый третьего поколения решает не отвлекаться на построение карьеры и начинает заниматься собственно наукой (чаще не в той же сфере, что его отец, чтобы избежать нелестных сравнений со стороны окружающих). По сравнению со своим отцом и тем паче дедом, этот человек, выражаясь словами известной молитвы, «тих и кроток, как царь Давид». Он не стремится к внешним атрибутам успешности, не тычет никому в нос своими знаниями, а потому без предубеждения воспринимает всё новое. А самое главное: он духовно находится с народом, а не над ним. Основной проблемой для него, как несложно догадаться, является общение с людьми, похожими на его отца и деда, поскольку они за версту чуют в нём сильного конкурента.

Конечно, бывает и так, что путь к действительно значительным научным задачам преодолевает уже учёный второго поколения. «Вот защищу докторскую и буду заниматься темой, которая мне действительно интересна, – часто мечтает такой человек, – а пока надо «закрепиться», ведь без докторской ни нормальной зарплаты, ни должности профессора в вузе не получишь». А вы думаете, почему практически все «еретические» концепции выдвигаются «сумасшедшими академиками»? Не потому, что академики на старости лет «спячивают», а потому, что им уже хуже не будет.

Бывают и случаи, когда бесспорных успехов достигает представитель первого поколения. Как правило, это либо коренной горожанин, либо действительно крестьянский мальчик, не видящий в возможном возвращении в деревню ничего зазорного, а потому сосредоточенный именно на науке, а не на том, чтобы любой ценой «зацепиться в городе». Но чаще всего цели заниматься наукой и делать открытия достигает только третий представитель научной династии. Пожелаем же этому третьему терпения и успехов!

Автор — Владината Петрова

Источник